Руководства, Инструкции, Бланки

Криминологическая Характеристика Личности Преступника Бланк

Категория: Бланки/Образцы

Описание

Криминологическая характеристика личности преступника

Криминологическая характеристика личности преступника

Структура личности преступника – совокупность ее социально значимых свойств, сложившихся в процессе разнообразных взаимодействий с другими людьми и делающих в свою очередь ее субъектом деятельности, познания и общения.

В структуре личности преступника выделяется ряд подуровней:
  1. атериальная обеспеченность;
  2. умственное развитие;
  3. нравственная ориентация и стремления личности.

Все подструктуры находятся в определенных взаимоотношениях и взаимосвязи и образуют в целом личность преступника.

Существует другой вариант структуры личности преступника, включающий следующие элементы:

а) пол;
б) возраст;
в) социальное положение и род занятий;
г) семейное положение;
д) место жительства (в городе, сельской местности);
е) материальные и жилищные условия.

Группировка по возрасту позволяет установить причины и возрастные группы, охваченные преступными проявлениями, а социальное положение и род занятий (рабочий, крестьянин, учащийся, неработающий, пенсионер и др.) – в каких социальных группах наиболее распространена преступность; Социальное положение и род занятий (рабочий, крестьянин, учащийся, неработающий, пенсионер и др.) позволяет выяснить, в каких социальных группах наиболее распространена преступность, и установить ее причины;

2) образовательно-культурные – свидетельствуют о его интересах и потребностях;

3) функционально-отношенческие – принадлежность к конкретной социальной группе, взаимодействия и взаимоотношения с другими людьми и учреждениями, его внутреннее отношение к этим функциям и жизненные планы;

а) ценностная ориентация личности – отношение к социальным и моральным ценностям и различным сторонам действительности;
б) отношение к правоохранительным нормам и требованиям;
в) система потребностей, интересов, притязаний;
г) избираемые способы их удовлетворения.

В данной ситуации необходимо отметить, что любая схема не будет идеально отражать и содержать в себе каких-либо специфических черт, присущих именно личности преступника, ибо она отличается от личности вообще не отсутствием или наличием каких-либо компонентов своей структуры, а прежде всего содержанием, направленностью определенных компонентов этой структуры.

Направленность – ведущий элемент в психологической структуре личности, она оказывает определяющее влияние на такие ее элементы, как объем знаний, характер проявления биологически обусловленных свойств (темперамента, задатков).

Направленность – имеет решающее значение для определения социального типа личности. То обстоятельство, что выбор преступного поведения порождается определенным своеобразием самой личности, обусловлено многими криминологическими исследованиями. Эта направленность и определяет выбор лицом соответствующего варианта преступного поведения.

Обобщенную характеристику личности можно использовать для планирования и проведения предупредительно-профилактической работы на уровне общесоциальных и специальных мер, а также для планирования расследования

криминологическая характеристика личности преступника бланк:

  • скачать
  • скачать
  • Другие статьи

    Криминологическая характеристика личности преступника бланк

    2. Криминологическая характеристика личности преступников

    Из предыдущих глав учебника известно, что структурирование личности преступника - проблема сложная. Применительно к правонарушителям-военнослужащим целесообразно остановиться на трех интегрированных характеристиках их личности: 1) социально-демографической, 2) социально-психологической, 3) психофизиологической. Они определяют содержательную и динамическую стороны личности преступника и его преступного поведения.
    Социально-демографическая характеристика включает в себя пол, возраст, образование, социальное и семейное положения, воинское звание, служебное положение, год и место службы, судимость и другие показатели.
    О половозрастных особенностях правонарушителей-военнослужащих уже говорилось. Высокая поражаемость преступностью мужчин, особенно молодого возраста, - общая закономерность, характерная не только для нашей страны, но и для мира в целом. Применительно к Вооруженным Силам эта закономерность является определяющей. В криминологическом плане важны не биологические различия полов, а психологические и социальные, которые базируются на природных предпосылках и исторически сложившихся традициях социализации мужчин и женщин в сферах труда, быта, досуга, ролевого поведения и т. д. Объяснение возрастной криминогенности также заключено в социальных особенностях переходного периода от подростка к юноше и к взрослому мужчине, в недостаточной социализации некоторых лиц молодого возраста. Чем сложнее ситуация, складывающаяся во время службы в армии для того или иного военнослужащего, и чем меньше он подготовлен для ее правомерного решения, тем больше вероятность отступления от требований закона. Поэтому подготовка призывников к военной службе важна не только в военном отношении, но и в криминологическом.
    Уровень образования правонарушителей-военнослужащих, по усредненным данным, как правило, ниже уровня образования населения аналогичного возраста. Этот сдвиг, как уже говорилось, связан с существующим порядком комплектования войск. При более дифференцированном подходе наблюдается различная зависимость преступлений от уровня образования и культуры субъектов. Преступления, характеризуемые элементами грубой силы, жестокости, примитивности (убийства, изнасилования, хулиганство, дезертирство, членовредительство и др.), как правило, совершаются военнослужащими с более низким образованием; должностные преступления, хищения государственной собственности путем злоупотребления своим служебным положением - лицами с относительно высоким образованием; ряд преступлений вообще не имеет устойчивых связей с уровнем образования.
    Воинское звание - специфичный и комплексный социально-демографический показатель. В нем в определенной мере концентрируются многие другие признаки: возраст, уровень образования, общих и специальных знаний, семейное и служебное положения и т. д. Например, некоторые показатели, характеризующие личность осужденных военных строителей-рядовых, хуже (“криминогеннее”) в 1,5-2 раза, чем у осужденных военнослужащих, и в 3-8 раз, чем у правопослушных. Общая статистическая закономерность такова: чем выше воинское звание, тем выше служебное положение, уровень образования, культуры, ответственности, материального обеспечения, старше возраст, больше социальный опыт, устойчивее взгляды и т. д. В криминологическом плане: чем выше воинское звание, тем ниже (статистически) преступная активность, а среди преступников больше сдвиг от насильственно-агрессивной мотивации к корыстной. У правонарушителей-военнослужащих рядового состава доминируют насильственные деяния, а у правонарушителей-офицеров - корыстные. Следует отметить, что корыстные преступления среди офицеров в 70-80-е и особенно в 90-е годы заметно росли. Неосторожные преступления в структуре преступности военнослужащих занимают последнее место после насильственных, корыстных, анархических (главным образом уклонений от военной службы), а у офицеров - второе, у младших офицеров - первое. Последний показатель, свидетельствующий главным образом о небрежном управлении подчиненными, связан с высокой функциональной нагрузкой младших офицеров по непосредственному управлению солдатами и сержантами, к выполнению которого многие из них не готовы.
    Определенные статистические отклонения от средних показателей правопослушных военнослужащих наблюдаются у правонарушителей и по другим социально-демографическим признакам: социальному, семейному и материальному положению, роду занятий до службы в армии, принадлежности к городскому и сельскому населению, судимости и т. д. По выборочным данным, например, удельный вес ранее судимых среди правонарушителей в 10 раз больше, чем в контрольной группе правопослушных военнослужащих; отрицательно характеризующихся во время прохождения службы - в 5 раз; наказанных в административном порядке до службы в армии - в 4 раза; призванных в Вооруженные Силы позже своих сверстников - в 2 раза.
    Причинные связи социально-демографических признаков с тем или иным видом преступного поведения обнаруживаются лишь на уровне статистических исследований. При совершении конкретного преступления социально-демографическая характеристика реализуется через социальные роли правонарушителя и его социально-психологические качества. В любом случае социально-демографические признаки не дают полного представления о личности преступника, так как характеризуют ее с внешней стороны.
    Социально-психологическая характеристика раскрывает внутреннее содержание личности: 1) ее отношение к общественному и воинскому долгу, труду, воинской службе, правопорядку, обязанностям, людям, самому себе и другим социальным ценностям; 2)ее основные социальные ориентации, потребности, интересы, взгляды, убеждения, привычки, лежащие в основе мотивов преступного поведения.
    Ядром внутренней структуры личности, интегрирующим ее активность, основные потребности и отношения, является мотивационная сфера.

    В ней сосредоточены актуальные и потенциальные, осознаваемые и не осознаваемые, витальные (естественные, биологические) и культурные, материальные и духовные побуждения, т. е. все то, что желаемо субъектом, как в настоящее время и ближайшее будущее, так в перспективе. Каково будет социальное содержание доминирующих побуждений в мотива-ционной сфере человека, такова в основе своей будет и социальная направленность личности.
    Для выявления криминологически значимых особенностей, свойственных социально-психологической характеристике личности правонарушителей-военнослужащих, можно проанализировать их мотивационную сферу по 1) широте личностных отношений, связей и побуждений, 2) их иерархии, 3) общей структуре и социальному содержанию.
    По широте личностных отношений, связей и побуждений мотивационная сфера у правонарушителей по статистике уже беднее, чем у правопослушных военнослужащих. У абсолютного большинства правонарушителей обнаруживается либо отсутствие, либо зачаточное развитие потребностей, культурных по происхождению и духовных по содержанию, образовательных, познавательных, творческих, нравственных, эстетических, научных и т. д. Мотивационная сфера правонарушителей тяготеет к потребностям материального и биологического характера. Эти отклонения не абсолютны. Сдвиг в сторону витальных и материальных потребностей наблюдается и у правопослушных военнослужащих, но у последних данные отклонения не носят системного характера и в статистическом плане не достигают удельных весов, регистрируемых у правонарушителей.
    Большинству военнослужащих срочной службы, совершивших преступления, свойственна невысокая степень иерархии побуждений. У каждого второго правонарушителя не фиксируются устойчивые связи и отношения. Доминирующие побуждения у них чаще всего имеют ситуационную обусловленность. У некоторых субъектов их несколько и они не знают, какому из них отдать предпочтение. Непостоянство связей и отношений - база для моральной неустойчивости, которая в свою очередь является питательной почвой противоправного поведения.
    Общая структура мотивационной сферы и социальное содержание доминирующих в ней побуждений являются основными параметрами, разграничивающими личности правонарушителей и военнослужащих с правомерным поведением. Низкий уровень интересов и их антисоциальная направленность образуют так называемую антиобщественную установку личности, свойственную рецидивистам и некоторым другим опасным преступникам. Таких лиц среди правонарушителей-военнослужащих немного, так как при призыве в армию и на флот и в настоящее время ведется определенный отбор, а военнослужащие, единожды осужденные к лишению свободы, автоматически выбывают из числа личного состава Вооруженных Сил. Чаще всего антисоциальная направленность правонарушителей-военнослужащих является неустойчивой, связанной с влиянием референтной группы недисциплинированных воинов, конкретными условиями жизни и службы, обыденными интересами: развлечься, погулять, отдохнуть и т. д.
    При разноплоскостном статистическом анализе мотивационной сферы правонарушителей в отличие от законопослушных военнослужащих обнаруживается ее сдвиг от общественно значимых интересов к личностным, от объективных предпосылок (поводов) поведения к субъективным, от культурных и духовных потребностей к витальным и материальным, от должного поведения к потребительскому, от устойчивого к ситуативному, от перспективных устремлений к сиюминутным, от объективно важных для данного субъекта к второстепенным.
    Основные качественные различия между личностями преступника и непреступника определяют не отдельные признаки, а их взаимосвязанность и общая совокупность. Особенности мотивационной сферы прямо продолжаются в мотивации преступного поведения. Совпадения содержательных характеристик личности и мотивации преступного поведения по ряду показателей достигают 70-75%.
    Составной частью социально-психологической характеристики правонарушителей являются психологические свойства их личности, которые накладывают неповторимый отпечаток на структуру исходных побуждений и динамику процесса мотивации. Некоторые из них находятся на границе психологического и психофизиологического. Недостаточное интеллектуальное развитие, слабое предвидение последствий своего поведения, эмоциональная неустойчивость, неуравновешенность, недостаточная способность сознательно управлять своим поведением в экстремальных ситуациях, а также отрицательные характерологические черты (легкомыслие, агрессивность, грубость, мстительность, обидчивость, негативизм, упрямство, эгоизм, тщеславие и др.) в той или иной мере могут быть свойственны конкретным группам преступников.
    Психофизиологические и биологические особенности личности служат внутренним условиям мотивации, которые, не определяя содержания преступного поведения, влияют на его динамическую сторону, в связи с чем они могут ускорить или замедлить реализацию социальных причин, а при более широком подходе - способствовать или затруднить социализацию личности, ее нравственное становление.
    Среди психофизиологических аномалий особого внимания заслуживают пограничные состояния (олигофрения и психопатия). Определенная степень их проявления не препятствует службе в армии. Недостаток призывного контингента способствует призыву на военную службу лиц с заметными аномалиями такого типа. Оказавшись в сложных условиях военной службы, они, как правило, не выдерживают их. Будучи вменяемыми, олигофрены и психопаты имеют интеллектуальную, эмоциональную или волевую неполноценность, которая коррелирует с определенными типами преступного поведения. Олигофрены тяготеют к совершению самовольных отлучек, самовольных оставлений части, дезертирству, а психопаты - к неповиновению, сопротивлению начальнику, насильственным действиям, хулиганству и т. п.

    Криминологическая характеристика личности преступника

    Криминологическая характеристика личности преступника

    Личность преступника - это совокупность социально значимых свойств, которые в сочетании с внешними условиями и обстоятельствами влияют на преступное поведение. То есть это такая совокупность свойств личности, которая выражается в "Деформациях" системы ценностей, мотиваций, направленности личности и приводит к совершению преступлений (обусловливает общественную опасность личности преступника).

    Большинство криминологов придерживаются такой структуры криминологической характеристики личности преступника:

    1) Социально-демографические характеристики включают пол, возраст, социальное положение (положение) и род занятий, семейное положение, проживания в городе или сельской местности, материальные и жилищные условия. Сравнение по данным свойствами преступников и всего населения позволяет выявить некоторые связи и зависимости.

    Пол. Преступники мужского пола значительно преобладают женщин. Хотя по некоторым видам преступлений доля женщин в общем количестве достаточно значительная (в основном это связано с профессиональной деятельностью; в сфере торговли - обмер, обвес покупателей).

    Возраст. Можно определить возрастную группу, которая наиболее активно нарушает уголовное законодательство. От возраста зависит и структура преступлений. Лицами до 25 лет совершается 4/5 29 разбоев, 2/3 изнасилований, 1/2 ТУ. В зависимости от выбранных интервалов можно распределить преступников на такие ряды: 18-29; 30-40; 40-50; 50 и больше. Социальное положение и род занятий лиц, совершающих преступление, позволяют делать выводы, в каких социальных группах наиболее распространены те или иные преступления. Удельный вес лиц, которые не работают и не учатся, среди преступников особенно велика.

    2) Образовательно-культурная характеристика преступников свидетельствует об обратной зависимости антиобщественного поведения от уровня образования и интеллектуального развития. Последние, в свою очередь, влияют на круг интересов и потребностей, на культуру, быт, поведение в целом. Образовательно культурные характеристики различаются в разных категориях преступников. Преступления в сфере хозяйственной деятельности совершаются лицами, имеющими среднее и высшее образование (их доля в общей части значительна).

    3) Функциональная характеристика личности преступника включает реальные социальные функции индивида, обусловленные его положением в системе социальных отношений, и его внутреннее отношение к этим отношениям. То есть распространенными свойствами лиц, совершивших преступление, является отчужденность от трудовых и учебных коллективов, ориентированность на узкие группы лиц с антисоциальными направленностями.

    4) Общая ценностная ориентация характеризует личность преступника как имеющую антиобщественную направленность вообще, и в отдельных случаях как имеющую устойчивую установку совершить преступление определенного вида. Деформации ценностной ориентации проявляются:

    - В непризнании общечеловеческих принципов поведения в обществе (сосуществование)

    - Искривления ряда понятий, которые определяют моральные ценности (дружба, взаимопомощь)

    - Определение иерархии ценностей, исходя из своих индивидуалистических целей;

    - Негативное отношение к праву и правоохранительной деятельности.

    5) Уголовно-правовая характеристика личности преступника - это данные о направленности, содержании и мотивации, единоличном или групповом характере преступной деятельности, родовой или организаторской роли в ней, продолжительности и интенсивности.

    Изучение этих свойств дает обобщенный "портрет" преступника.

    Криминологическая характеристика личности насильственного преступника

    Криминологическая характеристика личности насильственного преступника

    К.ю.н. доцент кафедры уголовного права и криминологии Аманжолова Б.А. магистрант юридического факультета Акжан С.Б.

    Карагандинский государственный университет им. Е.А. Букетова, Казахстан

    Важными криминологическими показателями характера и степени общественной опасности неосторожной преступности являются ее количественная и качественная характеристики, поскольку они определяют тенденцию развития этих преступлений в ближайшее время.

    По нашим подсчетам, удельный вес неосторожной преступности в структуре общей преступности Республики Казахстан в настоящее время составляет около 4% (3,69%). Что касается удельного веса неосторожных преступников, то между количеством неосторожных преступлений и числом лиц, их совершивших, обычно не наблюдается разрыва. Объясняется это, как известно, отсутствием возможности соучастия в указанных деяниях и неоднократного совершения последних одним лицом.

    Среди бытовых преступлений иногда встречаются такие преступления как неосторожное причинение смерти (ст.101 УК РК) – 3,3%.

    Непосредственное отношение к характеристике личности неосторожных преступников имеют признаки объективной стороны преступного посягательства, поскольку антиобщественная направленность личности находит свое внешнее выражение именно в конкретном характере и обстановке тех или иных действий преступника.

    Пол. Лица, совершившие преступления, предусмотренные ст.101 УК РК, по половому признаку распределились следующим образом: мужчины – 92%, женщины – 8%.

    Сопоставление коэффициентов распределения мужчин и женщин, умышленно причинивших тяжкий вред здоровью потерпевших. повлекших по неосторожности их смерть, среди всего мужского и женского населения показывает, что активность мужчин в совершении указанных преступлений намного выше аналогичной активности женщин.

    Указанные различия, объясняемые социальным положением мужчин и женщин в обществе. выполняемыми ими социальными ролями, а также психофизическими особенностями лиц разного пола, получили свое основание в криминологическом литературе.

    На поведение женщины существенное влияние, прежде всего, оказывает ее положение в семье. Известно, что большая часть домашних обязанностей, как правило, ложится на плечи женщины. Поскольку женщина значительно больше времени проводит дома, она, соответственно, намного реже, нежели мужчина, оказывается и в условиях конфликтной ситуации. К тому же и способы реагирования на эту ситуацию у нее зачастую иные, чем у мужчины.

    Нельзя не учитывать также, что употребление спиртных напитков, занимающее одно из главных мест среди факторов, способствующих совершению насильственных преступлений, гораздо меньше свойственно женщинам, чем мужчинам. Мужчины, как правило, менее связаны семьей, домашним хозяйством и воспитанием детей. Для многих из них более характерно случайное времяпрепровождение на улицах, злоупотребление алкоголем и т.п. В связи с этим они чаще оказываются в конфликтных ситуациях, чаще вступают в ссоры и драки с незнакомыми людьми, что повышает их криминогенность и, соответственно, виктимность.

    Существует и значительное различие в мотивации насильственных преступлений, совершаемых мужчинами и женщинами. У женщин на первое место выступают мотивы чисто личного, бытового характера: ревность, месть, обида, зависть, личная неприязнь, стремление избавиться от нежелательных лиц и пр.

    Как правило, насильственные преступления совершаются женщинами на почве семейно-бытовых конфликтов, нередко при наличии ярко выраженного виктимного поведения потерпевшего. Речь идет об аморальном, антиобщественном поведении их супругов и сожителей (систематическое употребление спиртных напитков, издевательства над женой и детьми, избиение их и т.п.), которые зачастую и становятся потерпевшими по делам указанной категории.

    Возраст. Среди демографических факторов, характеризующих личность преступника, важное место занимает возраст. Он в значительной мере определяет физическое состояние и возможности лица, круг его потребностей и интересов, жизненных установок и ценностных ориентаций, стремлений и желаний,

    В основном за преступления, предусмотренные ст.101 УК РК, привлекаются к уголовной ответственности люди молодого и среднего возраста (18–24 года – 6,2%, 25–29 лет – 18,6%, 30–39 лет – 30,4%). Обращает на себя внимание, однако, и достаточно высокий удельный вес среди насильственных преступников лиц старших возрастов (40–49 лет – 32,7%, 50–59 лет – 7,3%, 60 лет и старше – 3,6%). Что же касается несовершеннолетних (16–17 лет), то их удельный вес среди рассматриваемого контингента преступников составляет 1,2%.

    Наиболее высокая криминальная активность в плане причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, характерна для представителей возрастной группы 25–29 лет. Последующие места по степени криминальной активности занимают возрастные группы 40–49 лет и 30–39 лет соответственно.

    При объяснении повышенной криминальной активности представителей возрастных групп 25–29 и 30–39 лет следует иметь в виду, что именно в этом возрасте, как правило, решаются жизненно важные вопросы, на эти возрастные периоды падает наибольшее количество сложных жизненных ситуаций (в частности, семейных неурядиц и бытовых конфликтов). Среди представителей этих возрастных групп встречается больше всего лиц, систематически злоупотребляющих спиртными напитками. С учетом преимущественно бытового характера рассматриваемых преступлений эти обстоятельства имеют существенное криминогенное значение. Такое же значение они имеют, по-видимому, и для представителей возрастной группы 40–49 лет.

    Что же касается криминальной активности представителей более молодых возрастов (18–24 года, 16–17 лет), то здесь нужно иметь в виду следующие обстоятельства.

    По сравнению со взрослыми, подростки и молодежь, как правило, обладают менее развитой волей, повышенной восприимчивостью, внушаемостью, конформизмом поведения. У них еще отсутствуют собственные устоявшиеся воззрения, они легче поддаются вредному влиянию со стороны старших лиц, ведущих антиобщественный образ жизни. В молодые годы на поведении человека более резко сказываются также неуравновешенность характера и темперамент.

    В условиях сложных и противоречивых процессов социализации молодежь нередко сталкивается с конфликтными ситуациями, отсутствие навыков разрешения которых способствует антиобщественному, а порой и противоправному поведению.

    Характерным для лиц этого возраста является совершение дерзких, насильственных преступлений, в частности из хулиганских побуждений. Эти преступления вызываются в основном ситуационными обстоятельствами и, как правило, совершаются без особой подготовки. Серьезную опасность в рассматриваемом плане представляют неформальные молодежные группировки («дружеские» компании) со склонностью к употреблению спиртных напитков и наркотических веществ, к хулиганству и разврату. Лидерами этих группировок зачастую становятся трудновоспитуемые подростки либо взрослые правонарушители.

    Исследование возрастных особенностей лиц, совершающих рассматриваемые преступления, позволяет определить некоторые направления профилактики данных преступлений, связанные, в частности, с устранением неурядиц в быту и совершенствованием средств и методов воспитательной работы среди молодежи.

    Образование. Уровень образования является одним из важнейших показателей социальной характеристики личности. Образовательный уровень человека тесным образом связан с формированием его потребностей, интересов и ценностных ориентаций, мотивов и целей его деятельности, привычек и правил поведения, способов и форм реагирования на конкретные (в том числе и неблагоприятные) жизненные ситуации. Тем самым он накладывает существенный отпечаток на поведение индивидуума в обществе.

    Анализ образовательного уровня преступников целесообразно проводить в сопоставлении с показателями, характеризующими образовательный уровень населения.

    Изучение этого вопроса показало, что удельный вес лиц, имеющих высшее, незаконченное высшее и среднее специальное образование в контрольной группе мужского населения (15,7%) незначительно выше, чем в соответствующей группе насильственных преступников (13,3%).

    Зато удельный вес лиц, имеющих общее среднее образование, значительно выше в рассматриваемой категории преступников (58,6%), нежели среди мужского населения (20,5%).

    Доля лиц, имеющих неполное среднее образование, составила в рассматриваемой категории преступников 21,2%, тогда как среди мужского населения она равна 33,9%.

    И, наконец, доля преступников с начальным и более низким образованием (6,9%) значительно ниже, чем у населения (28,3%).

    Приведенные данные показывают, что между образовательным уровнем лица и его преступным поведением не существует прямой и однозначной связи. Конечно, насилие как способ достижения цели чаще свойственно лицам, имеющим низкий уровень образования. Малообразованным, недостаточно развитым, некультурным людям обычно более присуши индивидуалистические тенденции и эгоистические инстинкты. У таких лиц слабее критика собственного поведения, более узкий кругозор, примитивнее и грубее потребности и интересы, они менее сдержанны в своих стремлениях и желаниях, среди них более распространен культ грубой физической силы. Это не может не иметь криминогенного значения.

    Но следует иметь в виду, что полученное образование еще не предопределяет наличие у человека должного уровня нравственной культуры и, в частности, культуры общения с себе подобными, а именно этот фактор и выступает в роли антикриминогенного.

    Высокий образовательный уровень далеко не всегда может служить фактором, ограждающим от совершения лицом антиобщественных поступков. Он не может компенсировать пробелы в нравственном воспитании.

    Социальный статус. Социальное положение и род занятий – в числе важнейших показателей, характеризующих общественное лицо человека. В конечном счете, поведение индивида является производным от тех социальных позиций (статусов), которые он занимает в системе общественных отношений.

    Проведенное изучение лип, умышленно причинивших тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторожности его смерть, позволяет достаточно полно охарактеризовать их социальные позиции.

    Первое место занимают лица без определенного источника дохода и без определенных занятий. Их удельный вес среди обследованных преступников составляет 40%.

    На момент совершения преступления 11% из числа указанного контингента осужденных были официально зарегистрированными безработными и не работали. Не имели определенного источника дохода 29%. Следует отметить, что 15% лиц, отнесенных к категории рабочих, работали в негосударственном секторе без юридического оформления.

    Указанные характеристики социального состава преступников связаны с кризисом производства. развитием частного сектора экономики. оттоком значительного числа работников из государственных в частые структуры, ростом безработицы. Эти факторы увеличивают число лиц, не имеющих постоянных источников доходов. Как показывают криминологические исследования, именно данная категория граждан играет сейчас основную роль в криминализации общества.

    Определенная, довольно большая доля (32%) обследованных относится к категории рабочих, в то же время основную массу преступников из числа рабочих составляют при этом лица относительно невысокой квалификации и с небольшим стажем работы.

    Отмечается высокая криминальная активность лиц, занятых в строительстве. торговле. общественном питании, бытовом обслуживании, т.е. в тех отраслях, трудоустройство в которых не требует высокого уровня образования и квалификации.

    Социальный паразитизм – характерная черта личности определенной части насильственных преступников. И это не случайно, поскольку нежелание трудиться либо невозможность трудоустроиться предопределяют существенное ослабление социально-полезных связей у подобного рода лиц, выводят их из сферы социального контроля. лишают их легальных источников существования. Это, в свою очередь, стимулирует развитие у них индивидуалистических настроений, моральной нечувствительности, пренебрежительного отношения к другим людям и требованиям уголовно-правового запрета, привычек рассматривать слои желания, чувства и потребности как единственно важные и значимые.

    Большинство обследованных преступников по праву относятся к представителям так называемой маргинальной среды. Речь идет об известном слое тунеядцев, бродяг, алкоголиков, наркоманов, социально не адаптировавшихся субъектов с уголовным прошлым, проституток, сутенеров и т.п.

    Примерно две трети случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего, совершается в этой среде. Причем нередко здесь лишь случай решает, кто станет жертвой, а кто преступником, так как у тех и у других обнаруживаются сходные личностные деформации и стереотипы поведения.

    Место жительства. Большое значение для характеристики условий, в которых формировалась личность насильственного преступника, имеет анализ распределения лиц рассматриваемой категории по месту их жительства.

    Местом жительства впоследствии осужденных за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, обычно был тот населенный пункт, в котором они совершили преступное деяние, или поблизости от него. В городах проживали 48,3% осужденных за данные преступления, в поселках городского типа – 23,4%, в сельской местности – 17,6%. Таким образом, на долю городского населения приходится 71,7% указанных лиц.

    Таким образом, оказывается, что по отношению к фактам умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, условия городской жизни являются более криминогенными. В известной степени это объясняется тем, что по сравнению с сельской местностью в условиях города существенно ослаблен неформальный социальный контроль со стороны ближайшего бытового окружения.

    Личная жизнь горожан более анонимна, здесь выше удельный вес неформальных связей, значительнее влияние антиобщественных элементов, менее устойчивы семейные отношения. Бурный ритм городской жизни обуславливает увеличение психологической напряженности, ведущей к конфликтным разрядкам, особенно в сферах быта и досуга.

    Большинство лиц, совершающих рассматриваемые преступления (около двух третей), являются либо коренными жителями местности, где совершено преступление, либо проживают в этой местности постоянно свыше 3 лет. Это создавало возможность для более пристального внимания к ним со стороны правоохранительных органов .

    К наиболее значимым в криминологическом отношении негативным последствиям миграционных процессов, прежде всего, следует отнести определенные сложности в трудовом и бытовом устройстве мигрантов по прибытии их на новое место жительства, значительное ослабление социального контроля за их доведением, сложность адаптации в новой социальной среде.

    Эти отрицательные факторы наиболее существенно сказываются именно на поведении лиц, освобожденных из исправительных учреждений.

    Обращает на себя также внимание достаточно высокий удельный вес среди рассматриваемого контингента преступников лиц без определенного места жительства (10,7%). Примерно каждый десятый вообще не имеет места постоянного проживания. Речь при этом, главным образом, идет о наиболее опасной в криминогенном отношении категории лиц, занимающихся бродяжничеством.

    Постоянные переезды, ведение бездомного паразитического существования приводит к почти полному разрыву и утрате у этих лиц социально полезных связей, значительной отчужденности их от общества, деградации в социально-нравственном отношении.

    Семейное положение. По данным исследования, 73,5% изученных преступников в браке не состояли (в том числе: 11,3% – разведены, 3,1% – вдовцы). Женатых оказалось 26,5%, однако 17,5% с женами совместно не проживают. В фактическом браке состоят 22,3% обследованных.

    Прослеживается взаимосвязь между образом жизни и семейным положением: с одной стороны, отсутствие семьи и свобода от связанных с ней обязанностей способствует аморальному образу жизни, ведущему к совершению преступлений, а с другой – аморальный образ явно препятствует созданию семьи. В целом же применительно к обследованным лицам отсутствие семьи или ее распад были, как правило, следствием аморального и преступного поведения, а не наоборот. Ослабление социальных связей, в том числе семейных, способствовало формированию и закреплению антиобщественных взглядов и привычек.

    Это подтверждает вывод многих криминологов о том, что в большинстве случаев семья играет роль сдерживающего фактора, препятствующего совершению преступления.

    Вывод этот, разумеется, не касается неблагополучных, так называемых «проблемных» семей, для которых характерны глубокая разобщенность между ее членами, неуважение друг к другу, систематические скандалы, употребление спиртных напитков, грубость, разврат.

    Как справедливо отмечает Ю.М. Антонян, «семья, как важнейшее звено общества, не может не испытывать на себе все его тяготы и проблемы, все его материальные и духовные трудности, не преломлять к себе нынешние процессы экономической неустроенности и тревожных ожиданий».

    Значительная часть проявления насилия связана с нерешенностью материального обеспечения семьи, в первую очередь инвалидов и престарелых, с жилищными проблемами, с неустроенностью мигрантов и беженцев, но есть причины и социально-психологического характера.

    У подавляющего большинства осужденных нет детей (бездетны). Одного ребенка имели 5,6% обследованных, двух и более детей – 2,1%.

    Отсутствие детей у таких лиц не способствует их положительной поведенческой стабильности. Место родительских обязанностей остается незаполненным, и это сказывается на дисгармонии их поведения.

    Распад семей и увеличение числа разводов, особо характерные для крупных городов, служит неблагоприятным фоном, способствующим формированию массовой агрессивности и насильственной направленности личности.

    Материальное положение. В последние годы все больше и больше проявляется дифференциация в доходах населения. По официальным данным, материальное расслоение достигает уровня в 13,5 раза между 10% наиболее богатых и 10% наиболее бедных слоев населения. А по оценкам экспертов, которые, безусловно, ближе к реальности, этот разрыв более значителен – в 20–50 раз.

    Такая поляризация доходов определяет и поляризацию образа жизни различных сдоев населения, выступает в качестве значительного криминогенного фактора, формирующего криминальное поведение не только по отношению к богатым, но и по отношению к тем условиям, которые складываются в обществе.

    Неслучайно по материалам изученных нами уголовных дел материальное положение лиц, умышленно причинивших смерть, выглядит следующим образом: среднее – 78,3%; ниже среднего уровня – 8,4%, находятся за чертой бедности – 11,3%. Лиц, материально обеспеченных выше среднего уровня, в обследованном массиве не оказалось.

    Сравнивая положение своей семьи с положением доступных наблюдению процветающих семей, люди приходят к выводу о бесперспективности собственных усилий для уравнивания положения. Возникает зависть, недоброжелательство, озлобленность и негативное отношение к нормам, выполнение которых не сулит особого успеха в этой жизни. В то же время проявляется стремление к самоутверждению, к обретению потерянной опоры в жизни, к приданию ей хоть какого-либо смысла, даже путем насилия над другим человеком (поддержание своего «я»).

    Жилищные условия. Жилищные условия примерно двух третей осужденных на момент совершения ими преступления были в целом удовлетворительными. Отдельный собственный дом или его часть имели 10,5% обследованных, отдельную квартиру – 42,4%, проживали в коммунальной квартире – 8,7%. В то же время 16,5% осужденных ютились на жилплощади у родственников, 3,6% – снимали жилплощадь в частном секторе, 4,7% – проживали в общежитии, а 13,6% – вообще не имели постоянного жилья.

    Неудовлетворительные жилищные условия приводят к увеличению числа конфликтов между соседями и родственниками по месту жительства, что имеет весьма существенное значение.

    Напряженный характер труда в условиях современного производства все более нуждается в компенсации в виде полноценного отдыха, спокойной домашней обстановки. Вряд ли этому способствуют условия, в которых проживали более трети обследованных.

    Устойчивость антиобщественного поведения. Стойкость антиобщественного поведения ярче всего проявляется в фактах неоднократного совершения лицом преступления. Речь идет о так называемом фактическом (криминологическом) рецидиве, под которым, в отличие от рецидива легального, понимается любая фактическая неоднократность преступлений, независимо от наличия или отсутствия судимости, ее снятия или погашения и истечения сроков давности.

    Устойчивость антиобщественного поведения разумеется как более широкое понятие, чем неоднократное совершение преступлений. О ней, в частности, свидетельствуют и предшествующие насильственному преступлению факты совершения виновным антиобщественных поступков, связанных с посягательством на личность, неуважением к ней.

    Преступниками становятся, как правило, не сразу. Нравственная деградация личности нередко начинается задолго до совершения преступления. Совершению тяжких насильственных преступлений часто предшествует аморальное поведение виновных: систематическое пьянство, мелкое хулиганство, разврат, недостойное поведение в быту (скандалы, ссоры, драки, циничные и безнравственные поступки) и т.п. Во многих случаях совершению данного вида преступления предшествовало также систематическое употребление спиртных напитков, совершение виновным мелкого хулиганства, а также других нарушений прав личности и общественного порядка.

    1 Антонян Ю.М. Понятие преступного поведения // Криминологические проблемы преступного поведения. — М. 1991. — С.8-9.

    2 СтарковО.В. Причины и условия неосторожных преступлений и некоторые вопросы их уголовно-правовой оценки // Проблемы уголовно-правовой борьбы с неосторожной преступностью. — Тюмень, 1991. — С.7.

    3 Каиржанов Е.И. Криминология (Общая часть). - Алматы, 1995, - 191 с.

    4 Иванов В. Г. Причинность и детерминизм. — Л. 1974. — С.67.